Организация заповедника

Идея организации заповедной территории в центральной России исходила еще с середины 20-х годов прошлого столетия. С этой целью Народным Комиссариатом Просвещения при поддержке Общества Изучения Природы Смоленского края в 1928 г. была организована экспедиция, которую возглавил доцент Смоленского университета Григорий Леонидович Граве. В её состав входили: Н.М.Савич – научный сотрудник Главного Ботанического Сада АН СССР, Сергей Викторович Покровский – доцент кафедры энтомологии МГУ, Андрей Михайлович Кончиц, студент старшего курса Смоленского университета, зоолог; в отдельных поездках участвовал известный зоолог-охотовед Борис Михайлович Житков. Для заповедника была выбрана территория в пределах бывшей Западной области (куда входили тогда Смоленская, Тверская, Великолукская и другие области) в пределах Бельского уезда, к югу от станции Земцы на площади 60 тыс. га. Эта территория была замечательна не только тем, что она располагалась на водоразделе бассейнов Днепра, Западной Двины, но и оригинальным сочетанием хвойно-широколиственных лесов и пойменных дубрав. Здесь наиболее полно было представлено большое видовое разнообразие флоры и фауны Центральной России. Совет Народных Комиссаров РСФСР поддержал проект организации Центрально-Лесного государственного заповедника, наметив его открытие на 1930 г.

5 мая. 1930 г. выходит Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР «В целях обеспечения за главнейшими природно-хозяйственными районами типичных образцов нетронутой природы, поручить Народному Комиссариату Просвещения РСФСР в порядке осуществления пятилетнего плана организовать и оформить в установленном законом порядке следующие заповедники общегосударственного значения: а) Центрально-Лесной заповедник в Бельском округе Западной области. Но к этому времени Западолес и другие местные лесозаготовительные организации в течение двух лет варварскими рубками уже изуродовали этот участок и он стал не пригоден для организации здесь заповедника.

Летом 1930 г. под руководством Л.Г.Граве была обследована другая территория к северу от железнодорожной станции Нелидово, истоки рек Межа, Жукопа и Тюдьма. 31 декабря 1931 г. Совет Народных Комиссаров принимает Постановление (№ 1303) об учреждении Центрально-Лесного государственного заповедника на площади 31937 га, и его филиала, площадью 3000 га. Григорий Леонидович Граве назначается первым директором заповедника.

Презантация

Первые годы становления (1931-1935)

Начало деятельности заповедника было сопряжено большими организационными и хозяйственными проблемами, прежде всего подбором кадров, отсутствием жилья, рабочих помещений и транспорта. Существующие дороги и квартальная сеть находились в запущенном состоянии и требовали срочной расчистки. Благодаря энтузиазму директора Г.Л. Граве уже в 1931 г. формируется научный коллектив и лесная охрана и начинается строительство усадьбы заповедника. Для проведения научных исследований привлекаются специалисты Смоленского и Московского университетов и Главного Ботанического Сада. Руководил научными работами Я.Я. Алексеев (профессор Смоленского педагогического университета). В реализации научных исследований был задействован как постоянный штат заповедника (ботаник А.В.Флеров, териолог и орнитолог Кончиц А.М., энтомолог Кузьмина Е.Г), так и специалисты, принятые на работу по договору (энтомолог Домбровская Е.В., териологи Шапошников Л.В и Юргенсон П.Б, геолог Сороченков Ф.В., почвовед Кучинский П.Н.). Число разрабатываемых тем со временем увеличивается до 14, а число постоянно занятых научных сотрудников до 8. Контрольной комиссией по проверке деятельности заповедника отмечалось случайность и неустойчивость научных тем, незначительное число ботанических, лесоводческих работ и полное отсутствие гидрологических исследований. Это объяснялось отсутствием единого руководства научными исследованиями. Тем не менее, коллективом заповедника в 1935 г. был издан достаточно объемный I выпуск научных Трудов заповедника. Объем финансирования на НИР в 1931 г. составлял 35 тыс. руб., а в последующие годы – до 100 тыс. рублей (План организации…,1940).

В эти годы была создана первоначальная инфраструктура заповедника с центральной усадьбой и системами кордонов. Была построена лаборатория с рабочими кабинетами и комнатами для приезжих специалистов, 4 жилых дома и конюшня. На хуторе Красное организовано подсобное хозяйство и начато строительство к ней новой дороги. Штат охраны состоял из 12 наблюдателей, проживающие на кордонах. Основные нарушения заповедного режима были связаны с массовой заготовкой лыка местным населением для плетения лаптей, особенно в южной части заповедника, сбором ягод (клюквы), грибов и единичные случаи сенокошения и браконьерской охоты.

Летом 1930 г. под руководством Л.Г.Граве была обследована другая территория к северу от железнодорожной станции Нелидово, истоки рек Межа, Жукопа и Тюдьма. 31 декабря 1931 г. Совет Народных Комиссаров принимает Постановление (№ 1303) об учреждении Центрально-Лесного государственного заповедника на площади 31937 га, и его филиала, площадью 3000 га. Григорий Леонидович Граве назначается первым директором заповедника.

Заповедник в предвоенный период (1936-1940)

Этот этап характеризуется завершением создания основы материально-технической базы заповедника и расцветом научных исследований. К 1940 г. было построено 5 административных зданий полезной площадью около 1000 кв. м (в т.ч. большой лабораторный корпус, физико-химическая лаборатория, двухэтажное здание главного корпуса и др.), более 1500 кв. м. жилой площади. Развивалось дорожное строительство – завершено строительство дороги к подсобному хозяйству на Красное, обустроена так называемая «центральная» дорога, соединяющая усадьбу заповедника с северными кварталами, пролегающая через урочища Красное – Межа – Горбуновка – Шлюз – Круглая Лука. Штатная численность к 1940 г. составила 61 человек, в том числе в охране территории были заняты 15 работников, в научном отделе – 12 сотрудников и 9 человек научно-технического персонала. Общее количество жителей заповедного поселка достигло 168 человек. За этот период в заповеднике практически было изжито браконьерство, отдельные нарушения по-прежнему были связаны с заготовкой липового лыка и сбором клюквы.

С назначением Госкомитетом по заповедникам на должность руководителя научной частью заповедника проф. В.В. Станчинского с лета 1936 г. начался этап глубоко продуманной, целенаправленной работы по изучению истории развития и механизмов функционирования основных компонентов ландшафта заповедника. Впервые в системе заповедников СССР был поставлен вопрос о необходимости комплексного экосистемного подхода в проведении научных исследований, которые обстоятельно были изложены в Научно-методических записках комитета по заповедникам (Станчинский, 1938; 1939). Основой широкомасштабных комплексных исследований, безусловно, послужили работы почвенной станции на базе заповедника, организованной Почвенным институтом АН СССР, которыми руководил талантливый ученый, доктор наук А.А. Роде. Тематический план, составленный на 1938-1942 гг. опирался на три основные проблемы, решение которых предусматривалось на основе 22 научно-исследовательских тем, подробно изложенные в отчетах о НИР за эти годы (Отчет…1938; 1940). Несмотря на экономические трудности страны, финансирование заповедника из года в год возрастало. Так в 1939 г. оно составило 681,2 тыс. рублей, что в два раза превышало таковые 1937 г., причем, общие затраты на научные исследования составили 40% от суммы ежегодных расходов заповедника. В 1937 г. вышел в свет второй выпуск трудов заповедника, состоящий из 21 статьи, а к 1939 г. был подготовлен III выпуск трудов, общим объемом до 51 печатного листа и состоящий из 32 статей. Издание этого сборника по техническим причинам было задержано до 1940 г., а объем сокращен до 40 печатных листов. В связи с началом Великой Отечественной войны, к большому сожалению, эти работы так и не были опубликованы, в библиотеке заповедника сохранились лишь типографские гранки отдельных статей и оглавление книги (План организации…,1940). Часть работ сотрудников почвенной станции издавались в Трудах Почвенного института АН СССР. К 1940 г. заповедник поддерживал творческое сотрудничество с 14 организациями страны, в т.ч. Почвенным, Ботаническим, Зоологическим институтами АН СССР, институтом Географии и Микробиологии АН СССР, Московским, Ленинградским и Горьковским госуниверситетами и другими учреждениями. К 1940 г. было завершено первое лесоустройство территории заповедника.

В эти годы происходит частая смена директоров заповедника. В марте 1936 г. Комиссией Советского контроля по невыясненным причинам снимается с должности директора Г.Л. Граве и назначается П.А Аппель, бывший заместитель директора по хозяйственной части, который в конце лета также отстраняется от работы. Временное исполнение директора заповедника выполняет В.В.Станчиский. Далее в 1937-1938 гг. руководил заповедником Н.А. Курбатов, а в марте он был переведен в другой заповедник. В 1939-1940 гг. в должности директора заповедника работали П.Ф.Волошин, Л.А.Андреев затем с конца 1940 г. вновь временно исполнял обязанности директора В.В.Станчинский.

Пояснение к фотографии. Студенты МГУ на зимних каникулах в заповеднике. Фото сделано между 1937 и 1939 гг. Сидят (слева направо): Мосолов Леонид Петрович - энтомолог, впоследствии работал в Московской СЭС; Рюмин Александр, к.б.н.; Дарман Александр, физиолог, погиб в ВОВ; Юдаев Николай Александрович, директор института биохимии гормонов, академик АМН. Стоят: Кучерук Валентин Викторович, д.б.н., зав. лабораторией института микробиологии и эпидемиологии; Покровский В.С. - метеоролог заповедника (?); Руковский Николай Николаевич, к.б.н.

Заповедник в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период (1941-1951)

Этот период полон драматизма и невосполнимых потерь. Реализация пятилетнего проблемно-тематического плана, принятого до 1942, г. стала невозможной из-за вероломного нападения фашисткой Германии, последующего затем ареста в конце июня 1941 г. В.В.Станчинского (по ложному доносу одного из работников заповедника). С началом войны большинство работников охраны и научных сотрудников были мобилизованы в Красную Армию. Заповедник фактически остался без руководства. В сентябре линия фронта подошла к заповеднику, но ее территория фактически не была занята немцами. Здесь в д. Красное, на базе подсобного хозяйства заповедника, базировался партизанский отряд, сформированный руководством партийной и исполнительной власти Нелидовского района (Иванов, 2004). В период оккупации оказались безвозвратно утерянными вывезенные для эвакуации научные, архивные и материальные ценности. Часть оставшегося оборудования и инвентаря были разграблены местным населением. О трудном периоде жизни заповедника в это трагическое время мы писали ранее (Желтухин, 2005). Следует добавить, что общий материальный ущерб, понесенный заповедником в период оккупации, составил более 265 тыс. рублей, а основные средства, частично разрушенные неприятелем – 205 тыс. рублей. В конце января 1942 г. территория заповедника и центральная усадьба были освобождены от немецкой оккупации. До осени 1943 г. административные здания и часть жилых построек занимали тыловые части советской армии. В августе этого же года назначается уполномоченный по восстановлению заповедника – Ф.Я. Лебедев, работавший здесь с момента его образования. Ему принадлежит большая заслуга в восстановлении заповедника после оккупации. В неимоверно трудных условиях, в отсутствии какой-либо первичной документации старшему бухгалтеру Желудковой Н.Н. удалось наладить учет основных средств и материальных ценностей заповедника. Основные здания заповедника сохранились, но требовали ремонта, а главный двухэтажный корпус, где размещались управление, музей, клуб, библиотека и несколько лабораторий, было вывезено в пос. Нелидово для размещения руководства и специалистов Райсовета.

В апреле 1944 г. директором заповедника назначается А.В. Грибас, который из-за обострения болезни от полученных на войне ран, был вынужден оставить эту должность, а с августа 1945 г. заповедником руководит К.П. Драчевский. К 1945 г. в штате заповедника значится 13 работников, среди них 4 наблюдателя (инвалиды войны и женщины), а к 1948 г. общая численность работников достигает 46 человек, из них 21 – за счет госбюджета. Фенологические наблюдения возобновились с осени 1945 г., вскоре стали проводиться и метеонаблюдения по упрощенной программе из-за отсутствия приборов. Продолжая традиции почвоведов, заложенные А.А. Роде, в 1945 г. к исследованиям по круговороту веществ в заповеднике приступили сотрудники кафедры почвоведения МГУ под руководством Н.П. Ремезова (Добровольский, 2007). С 1946 г. начали возобновляться зоологические исследования, с конца 1949 г. в заповеднике сформировался небольшой коллектив научных сотрудников в составе четырех человек, который возглавлял известный зоолог-охотовед П.Б. Юргенсон. Он обосновал тематические планы на ближайшую перспективу и за достаточно короткий период времени совместно с женой, И.А. Юргенсон, подготовил к публикации большую рукопись «Млекопитающие Центрально-Лесного государственного заповедника и его окрестностей; итоги за 1931-1950 гг.» (Юргенсон, Юргенсон, 1951). В 1948 г. в заповеднике начинает функционировать стационар Ботанического института АН СССР по изучению еловых лесов, руководимый С.Я. Соколовым. Летом 1951 г. в заповеднике работает экспедиция Института леса АН СССР под руководством Н.И. Пьявченко для изучения формирования растительности в голоцене. Основные работы проводились на болоте «Старосельский мох». На 1951 г. объем финансирования Главным управлением по заповедникам утверждается в сумме 128 тыс. руб. Наметилась тенденция увеличения финансирования заповедника за счет госбюджета и дальнейших перспектив развития заповедника (Годовой отчет…, 1944-1951).

Закрытие заповедника (1951-1959)

Подобно грому среди ясного неба прозвучало Постановление Совета Министров СССР от 28 августа 1951 г. № 3192 «О заповедниках». Оно было воспринято на местах с большой горечью и недоумением. В сентябре 1951 г. в заповедник поступает приказ начальника Главного управления по заповедникам при Совете Министров РСФСР от 17.09.1951 г. № 210 об упразднении Центрально-Лесного заповедника, в соответствии с которым 29 сентября 1951 г. Драчевским К.П. издается один из последних приказов по заповеднику «О порядке ликвидации Центрально-Лесного государственного заповедника». Таким образом, наряду со многими другими заповедниками СССР был упразднен и Центрально-Лесной, на восстановление которого ушло целое десятилетие. Территория основного массива, кордоны, здания, сооружения и инвентарь были переданы Ленинскому (Андреапольскому) лесхозу, а территория филиала – Западнодвинскому лесхозу. Научные материалы, оборудование, музейные и библиотечные фонды отправлены Великолукскому облисполкому, а архивные материалы лесных и полевых метеостанций и дождемерных постов - в Управление Гидрометеослужбы г. Ленинграда (Книга приказов…, 1951).

Архивные материалы этого периода в заповеднике отсутствуют. По данным главного лесничего Г.Л. Орлова (1968) для проведения лесоразработок на территории бывшего заповедника было образовано три лесоучастка: Жукопской и Ганинский Жукопского леспромхоза в северной и северо-западной частях заповедника, а Федоровский лесоучасток Нелидовского леспромхоза – в южной части. Ширина лесосек в некоторых кварталах достигала 1 км. Для доставки леса к сплавной реке Жукопа была проложена узкоколейка, от кордона Круглая Лука до пос. Ганино, а с южных окраин бывшей заповедной территории лес сплавляли по р. Межа, для чего в районе д. Федоровское был построен шлюз. Вырубаемая площадь в отдельные годы доходила до 117 га. К концу 50-х годов филиал заповедника практически полностью был вырублен Западнодвинским леспромхозом. Посадки еловых культур на вырубленных участках проводились не регулярно и не на всей площади. По имеющимся сведениям еловыми культурами было засажено чуть более 128 га, большая часть лесосек заросла молодняками лиственных пород. Бывшая заповедная территория активно посещалась охотниками, в больших количествах добывались пушные виды зверей и тетеревиные птицы. Жилой фонд и кордоны эксплуатировались не рачительно, не производился их капитальный ремонт. Имеющаяся сеть дорог практически была разбита лесозаготовительной техникой. Так варварскими рубками уничтожались уникальные заповедные леса на Главном водоразделе Русской Равнины.

Возрождение заповедника (1960-1967)

Возрождение заповедника началось после выхода в свет распоряжения Совета Министров РСФСР от 23.02.1960 г. № 869-р «Об организации в Калининской области Центрального лесного государственного заповедника». В соответствии с ним под заповедник отводилось 21091 га земель гослесфонда. Треть бывшей заповедной территории (43 лесных квартала) перешли леспромхозам, большая часть которых была изуродована лесосеками. На восстановленной территории плановыми рубками были охвачены квартала 133-142 включительно (или 81-83, 92-98 кварталы в современной нумерации), общая площадь вырубок в них составила 454 га. Приказом по Главному управлению охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР от 2 марта 1960 г. отделу государственных заповедников и заказников предписывалось определить границы в натуре, принять территорию заповедника и находящиеся на ней постройки. Уточненная площадь восстановленной территории оказалась 21348 га. В первые месяцы восстановительных работ исполняет обязанности директора заповедника В.Н. Карюкин, с июля по октябрь – Г.К. Гапоненков, затем директором назначается А.И. Соколов, которого вскоре переводят директором Лапландского филиала Кандалакшского заповедника, а с сентября 1961 г. по февраль 1963 г. – Зорин Н.Б. Далее обязанности директора заповедника исполняет заместитель по научной работе Н.И. Волков, с 1964 по 1968 гг. в должности директора заповедника В.А. Нерода. В этот период штат научного отдела еще был малочислен и непостоянен. Сотрудники проводили исследования по программе Летописи Природы и изучали роль и значение различных факторов, влияющих на функционирование экосистем заповедника. Оригинальные исследования были выполнены по экологии тетеревиных птиц.

Современный этап развития заповедника (1968-2007)

В 1969 г. в должности директора заповедника работает В.С. Бакулин. В 1970-1973 гг. заповедник возглавляет Пажетнов В.С. В это время разрабатывается генеральный план строительства новой центральной усадьбы заповедника со всей необходимой инфраструктурой: административно-лабораторным корпусом, школой, детским садом, спортивным комплексом и т.д. Однако воплотить в жизнь этот план не удалось, в основном из-за частой смены директоров заповедника. В 1974 г. директором заповедника был А.П. Ягмур, которого вскоре сменил В.К. Веткасов, а с 1978 – Э.Д. Седаков. Большое влияние на развитие научных исследований и становлении заповедника как научно-исследовательского учреждения оказали, безусловно, работы лаборатории экспериментальной фитоценологии Ботанического института АН СССР (руководитель В.Г. Карпов) и факультета почвоведения МГУ (руководители Г.В. Добровольский и Ю.Г. Гельцер), организовавшие здесь постоянно действующие стационары в первой половине 60-х и начале 70-х годов (Георгиевский, 2007; Добровольский, 2007). Это способствовало повышению качества НИР, послужило большим стимулом более широкому развитию прикладных и фундаментальных исследований и поддержанию статуса заповедника как научно-исследовательской организации (Желтухин, Желтухина, 2005). В этот период в штат научного отдела набираются молодые специалисты по различным специальностям, большая часть которых в дальнейшем составили основной костяк научного отдела, имеющие к настоящему времени более чем тридцатилетний стаж работы в Центрально-Лесном заповеднике. Под руководством заместителя директора по НИР В.А. Волкова организуется группа по изучению крупных хищных млекопитающих, ведутся активные исследования по мелким млекопитающим, почвенной мезофауны, арахнологии. Эти исследования имеют долговременный характер и способствуют оценке и контролю состояния компонентов экосистем не только охраняемой территории, но и всего региона (Желтухин, Истомин, 2004). Важные работы выполнены по изучению типологии еловых лесов и др. В начале 80-х годов с большим энтузиазмом выполняются орнитологические исследования. .

С 1980 г. с утверждением в должности директора заповедника Е.С. Литкенса, происходят существенные преобразования в жизни заповедника. Укрепляется материально-техническая база заповедника, строятся новые жилые дома для работников заповедника в д. Б. Федоровское, здание метеостанции, детский сад, прокладывается новая дорога, соединяющая пос. Заповедный с районным центром. Укрепляется связь заповедника с районными и областными органами исполнительной власти, вузами, академическими организациями и различными научно-исследовательскими учреждениями. В 1981-2003 гг. заместителем директора по НИР работал Е.С. Шапошников. В 1985 г. решением ЮНЕСКО заповеднику присваивается международный статус – биосферного. Этот период наибольшей стабильности в работе всех подразделений заповедника.

С 1987 по 2003 гг. заповедником руководил А.С. Желтухин. Поддерживая традиции, заложенные Е.С. Литкенсом, в заповеднике продолжается строительство жилья, возводится дом-кордон в Северном лесничестве заповедника и дом-лаборатория на биостанции «Чистый лес», организованная в 1985 г. Построено 7 новых лесных избушек на территории заповедника и охранной зоны. Велось строительство, как внутрихозяйственных дорог, так и произведено асфальтирование главной дороги от д. Б.Федоровское – д. Колесня. Проложена телефонная линия и установлена АТС на 30 абонентов. С 1988 г. начала функционировать станция комплексного фонового мониторинга, которая, к сожалению, из-за отсутствия финансирования вынуждена была прекратить дальнейшую работу. С 1992 г. по инициативе лаборатории биогеоценологии ИПЭЭ РАН в заповеднике стало успешно развиваться международное российско-германское сотрудничество по проблеме «Научные основы глобального экосистемного мониторинга, включая мониторинг в биосферных заповедниках и других охраняемых территориях» (научный руководитель проекта со стороны России Н.Н. Выгодская). Продолжением этих исследований стал проект Европейского Союза «Eurosiberian Carbonflux (TCOS – Siberia)» - система наблюдений наземного углерода; кроме этого заповедник является участником ряда международных проектов ИНТАС и др. С введением в эксплуатацию здания визит-центра и экологических троп, более эффективнее стала работа отдела экологического просвещения, организованного в 1998 году.

С 2003 г. обязанности директора исполнял В.Г. Шубенко (заместитель директора по НИР Т.Ю. Минаева), а последние три года заповедником руководит Н.А. Потемкин (заместитель директора по НИР Н.П. Кораблев). Много внимания уделяется ремонту устаревших построек и благоустройству Центральной усадьбы заповедника. Браконьерство в заповеднике к настоящему времени практически изжито, отдельные нарушения заповедного режима происходят в период созревания клюквы; в охранной зоне имеются случаи незаконного лова рыбы запрещенными орудиями. Продолжается активное сотрудничество на договорных началах более чем с двадцатью коллективами из 14 научных и учебных организаций России. Заповедник является хорошей базой для прохождения учебной и производственной практик для студентов многих вузов страны. Результаты совместных научных исследований опубликованы в 1500 научных статьях, 27 монографиях, сборниках и книгах. На материалах, собранных в заповеднике, защищено 55 кандидатских и докторских диссертаций.

Литература

1. Георгиевский А.Б. Стационарные биогеоценологические и экспериментальные исследования Ботанического института РАН в ЦЛГПБЗ // Труды Центрально-Лесного заповедника. Вып. 4. Комплексные исследования в Центрально-Лесном государственном природном биосферном заповеднике: их прошлое, настоящее и будущее. Тула: Гриф и К, 2007. С. 28-35. 2. Годовые отчеты Центрально-Лесного государственного заповедника за 1944-1951 гг. Нелидовский районный государственный архив. 3. Добровольский Г.В. Почвенно-биологические исследования в Центрально-Лесном государственном природном биосферном заповеднике // Труды Центрально-Лесного заповедника. Вып. 4. Комплексные исследования в Центрально-Лесном государственном природном биосферном заповеднике: их прошлое, настоящее и будущее. Тула: Гриф и К, 2007. С. 19-23. 4. Желтухин А.С. Центрально-Лесной заповедник в годы Великой Отечественной войны // Заповедники в Великую Отечественную войну (1941-1945).Сборник материалов. Курск. 2005. С. 14-21. 5. Желтухин А.С., Желтухина В.И. Роль академических учреждений и вузов в становлении и развитии научных исследований в Центрально-Лесном заповеднике // История заповедного дела: Материалы международной научной конференции. Борисовка, 2005. C.91-94. 6. Желтухин А.С., Истомин А.В. Зоологические исследования в Центрально-Лесном государственном природном биосферном заповеднике: итоги и перспективы // Научные чтения памяти профессора В.В.Станчинского. Вып.4. Смоленск, Изд-во Смоленского гос. пед. Университета. 2004. C. 127-135. 7. Иванов И.Е. Лесными дорогами войны (дневник комиссара партизанского отряда). Великие Луки, 2004. 132 с. 8. Книга приказов по Центрально-Лесному госзаповеднику на 1951 год. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 9. Орлов Г.Л. Краткий исторический очерк о заповеднике. Рукопись. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 1968. 18 с. 10. Отчет о научно-исследовательской работе за 1938, 1940 годы. Рукопись. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 11. План организации заповедного хозяйства. Центрально-Лесной госзаповедник. Книга I, том I. М. 1940. 209 с. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 12. Покровский В.С. К истории организации государственного Лесного заповедника. Рукопись. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 1982. 2 с. 13. Руковский Н.Н. Григорий Леонидович Граве // Альманах «Охотничьи просторы». Книга третья. Реутов: «ПТП ЭРА», 1996. С. 230-241. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 14. Станчинский В.В. Задачи, содержание, организация и методика комплексных исследований в заповедниках // Научно-Методические записки Комитета по заповедникам. М. 1938. Выпуск 1. С. 28-50. 15. Станчинский В.В. Экологическое направление в изучении природных комплексов // Научно-методические записки Комитета по заповедникам. М. 1939. Выпуск 2. С. 8-23. 16. Юргенсон И.А., Юргенсон П.Б. Экологический обзор млекопитающих Центрально-Лесного государственного заповедника и его окрестностей (итоги за 1931-1950 гг.). Рукопись. Архив Центрально-Лесного государственного природного биосферного заповедника. 1951. 352 с.